механика

Абитуриенту на заметку



Да, ребята, жить по средствам в нашем обществе безудержного потребления очень трудно. Но можно. Это, конечно, целая наука. И если вы хотите не только правильно уравновешивать желания и возможности или даже научиться свои желания воплощать в жизнь, то тогда стоит задуматься об изучении экономики. Ученые люди плохому не научат! Collapse )
механика

Маленький вояж в Чайковский


Уютный город на юге Пермского края. Репортажи klyaksina и ее друзей подлили масла в огонь, поэтому решено: едем! За рулем дщерь моя Дарья, а я любуюсь пейзажами и наслаждаюсь жизнью.
Дорога красочная - поля с озимыми сочно зеленеют, а молодая листва деревьев напоминает цыплячий пух, только другого цвета. Collapse )
читатель

Цифра недели



В "Усольской газете" прочитал (фото оттуда же). Праздник последнего звонка прошел. Оказывается, во всем Усольском районе 11-й класс окончили 32 человека.
Пять средних школ: в Усолье, Орле, Пыскоре, Железнодорожном, Романове. Выпускник - вымирающий вид.
Есть куда развиваться.
Граждане и гражданки, плодитесь и размножайтесь!
механика

Я взглянул окрест



И "душа моя страданиями человечества уязвленна стала". До чего же по-свински ведут себя сильные мира сего в погоне за прибылью. Эту буровую вышку загнала на край моего села Романово (Усольский район Пермского края) компания "Уралкалий". Ищут калийную руду. Найдут, конечно. Здесь же Верхнекамское месторождение калийных солей. В любом месте забурись, и через 300 метров она самая и найдется. Но почему надо лезть прямо в село, рядом с заложенным фундаментом чьего-то будущего дома? Почему прямо на берег Яйвы? Потому что "Уралкалию" на нас наплевать. Collapse )
механика

Слово о поэте

Рисунок Марии Заикиной
Михаил Хачатурян написал о Решетове для одной из березниковских газет. Есть над чем поразмыслить.
Слово о поэте
На интервью с другом Алексея Решетова Павлом Петуховым я пошел с бутылкой водки. Нормальный журналистский ход, если пользоваться им в исключительных случаях. А случай стоил того, ведь водка была напитком, «цементирующим» дружбу березниковских поэтов-шестидесятников – Решетова, Петухова, Маркова. В ней, и, конечно же еще в женщинах, они черпали в прямом и переносном смысле этого слова, свое вдохновение.
Да и вряд ли, приди я к нему без бутылки, Павел Петухов рассказал бы мне один замечательный случай. О том, как они с Решетовым, после какой-то творческой вечеринки, долго не могли отыскать дом, в котором проживал Павел Иванович на улице Свердлова.
- Ходили, рассказывал Петухов, кругами, а потом, отчаявшись, стали спрашивать прохожих: Подскажите, где здесь находится дом поэта Павла Петухова ?
Задавал я Павлу Ивановичу и такой вопрос: А как относилась к Решетову местная партийная верхушка? Дословного ответа не помню, но сказал он примерно то же самое, что и другой березниковский друг Алексея Решетова, Юлий Полуянов: - Настороженно. Тогда ведь было модно слагать пафосные стихи о величии страны, а Решетов писал о душе.
В представлении чиновников (этот вывод я уже сделал сам), поэт должен быть трезв, лоялен, понятен. Быть восторженным и пахнуть духами. Решетов, слава Богу, был другим. И поэтому, человек, порой разливавший водку в подъезде (об одном таком случае мне рассказывал Юрий Марков) и деливший с друзьями селедку на клочке газеты, оказался, по моему «еретическому» мнению, на порядок выше и талантливей представителей столичной поэтической богемы. То что это не является общепризнанным фактом говорит лишь об одном – славу приносит прежде всего не талант, а бренд – город, связи, тусовка. По меткому выражению пермской писательницы Нины Горлановой, «поэт в Чернушке меньше чем поэт» и этим все сказано.
Феномен Решетова в том, что даже живя в провинции и являясь по жизни неустроенным человеком с трагической судьбой, он сумел «протаранить» обросшую толстым слоем равнодушия душу обывателя. У поэтов ведь все не так как у заурядных людей.
Проверено временем: если тебя не «ломает» от жизни, если ты благополучен, накормлен и крепко спишь по ночам – ты не поэт, дружище, даже если ловко складываешь рифмы.
Поэту, чтобы раскрыться, кроме, само собой, огромного поэтического дара, нужна «кислотная среда», страдания и оголенные нервы. В этом смысле, есть нечто роднящее Решетова с известным поэтом из Екатеринбурга Борисом Рыжим, который повесился, не дожив до 27 лет. Казалось бы, интеллигентные родители, образование, работа, семья – все внешние атрибуты благополучия, но…настоящие поэты выбирают иное, или они не поэты – в этом все дело.
И последнее. Кто бы что ни говорил, а Россия еще не оценила по-настоящему Алексея Решетова. Тот же решетовский фестиваль – местечковое событие, в то время как Решетов – явление глобального масштаба. Появится ли в Березниках когда-нибудь поэт такого же уровня? Боюсь, что вряд ли. Слишком много должно совпасть – уникальное дарование, трагическая судьба, переломная эпоха.
В нашем городе тысячи людей и при жизни Алексея Леонидовича и после него рифмовали строчки, десятки из них выпустили собственные сборники. Среди них журналисты, рабочие, педагоги, домохозяйки и даже один бывший топменеджер калийного гиганта. Можете кидать в меня камни, но отличие поэзии Алексея Решетова от всего этого массового творчества лучше всего иллюстрирует одно стихотворение поэта:
Раздвигается валежник,
И, размером с ноготок,
Появляется подснежник,
Первый истинный цветок.
Расцветет потом и роза,
И гвоздика, и репей.
Но все это будет проза.
А поэзия – теперь.